Личности

Деми́довы — род богатейших российских предпринимателей (заводчиков и землевладельцев), выдвинувшийся при Петре I благодаря созданию оружейных и горнодобывающих предприятий в Туле и на Урале. Основатели многих уральских городов, внёсшие неоценимый вклад в освоение и развитие уральской земли. В XIX веке Демидовы отходят от предпринимательской деятельности и вливаются в ряды европейской аристократии (с купленным в Италии титулом князей Сан-Донато). Из их числа происходила мать югославского регента Павла Карагеоргиевича.

Одна из ветвей рода в 1873 году унаследовала в лице генерал-майора Николая Петровича Демидова имя и титул светлейших князей Лопухиных (его дед гофмейстер Григорий Александрович Демидов был женат на Екатерине Петровне урождённой светлейшей княжне Лопухиной). Род Демидовых был внесен в I, II, III части родословных книг Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургской губернии (Гербовник, II, 135 и XIII, 66). Демидовыми были основаны Демидовская премия и Демидовский лицей. В память об их заслугах в Барнауле и Ярославле в XIX веке были установлены Демидовские столпы. В Петербурге их имя носит Демидов мост, соединяющий берега канала Грибоедова.

Никита Демидович Антуфьев

(1678 - 1745)

Никита Демидов (настоящее имя — Никита Демидович Антуфьев (Антюфеев). Родился 26 марта (5 апреля) 1656 года в Туле — умер 17 ноября (28 ноября) 1725 года в Туле.

Русский промышленник, основатель династии Демидовых. Никита Антуфьев (или Антюфеев) родился 26 марта (5 апреля по новому стилю) 1656 года в Туле. Отец — Демид Григорьевич Антуфьев (или Антюфеев), происходил из государственных крестьян и приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться в городе кузнечным ремеслом, мастер-оружейник, владел оружейной фабрикой и «вододействующим» чугуноплавильным заводом в Туле. Никите было восемь лет, когда умер отец. Повзрослев, продолжил дело своего родителя.

В 1690-е годы Никита Демидов стал известным промышленником, он весьма успешно торговал железом и был владельцем железоделательного завода. Уже тогда его положение было совершенно исключительным, поскольку другие немногочисленные заводы того времени принадлежали сплошь иностранцам и членам правящей элиты.

Его жизнь резко изменилась после встречи с царём Петром Великим. Относительно этой встречи есть несколько легенд. Одна из них гласит, что Никита обратил на себя внимание царя тем, что починил барону Шафирову (сподвижнику Петра), его немецкий пистолет, кроме того, изготовил его точную копию. По другой версии, Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшимся в 1696 году выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу. По еще одной версии, Демидов починил немецкий пистолет и подрядился построить оружейный завод на субсидии из казны.

Как бы то ни было, но точно известно, что царь Петр I сделал его поставщиком оружия для войск во время Северной войны. Поскольку поставляемые Никитой Демидовым ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то царь в 1701 году приказал отмежевать в его собственность лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добычи угля дать ему участок в Щегловской засеке. Также он выдал Демидову специальную грамоту, позволявшую расширить производство за счёт покупки новой земли и крепостных для работы на заводах.

В 1702 году Демидову были отданы казенные Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Нейве на Урале ещё при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Демидов наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев. Нуждаясь в рабочих руках, Демидов, вопреки строгим запрещениям Берг-коллегии, переманивал к себе мастеров с казённых заводов, приглашал шведских пленных, знавших чугунолитейное дело, укрывал беглых. Производительность труда его рабочих была очень высокой. «Демидов, у которого нет и четвёртой части приписных крестьян против казенных заводов, несмотря на то, отпускает железа вдвое более против казенных заводов» — писал Василий Татищев.

В 1703 году Пётр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов построил ещё пять предприятий — молотовые заводы Шуралинский (1716) и Быньговский (1718), перерабатывающие чугун Невьянского завода, а также Верхнетагильский завод (1720), Нижнелайский завод (1723) и Нижнетагильский завод. С 1702 по 1706 годы на демидовских заводах было изготовлено 114 артиллерийских орудий, с 1702 по 1718 — свыше 908 тысяч штук артиллерийских снарядов. При этом Демидов выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики.

В 1702 году Демидову были отданы казенные Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Нейве на Урале ещё при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Демидов наименован Демидовым вместо прежнего прозвища Антуфьев. Нуждаясь в рабочих руках, Демидов, вопреки строгим запрещениям Берг-коллегии, переманивал к себе мастеров с казённых заводов, приглашал шведских пленных, знавших чугунолитейное дело, укрывал беглых. Производительность труда его рабочих была очень высокой. «Демидов, у которого нет и четвёртой части приписных крестьян против казенных заводов, несмотря на то, отпускает железа вдвое более против казенных заводов» — писал Василий Татищев.

В 1703 году Пётр приказал приписать к заводам Демидова две волости в Верхотурском уезде. С 1716 по 1725 год Демидов построил ещё пять предприятий — молотовые заводы Шуралинский (1716) и Быньговский (1718), перерабатывающие чугун Невьянского завода, а также Верхнетагильский завод (1720), Нижнелайский завод (1723) и Нижнетагильский завод. С 1702 по 1706 годы на демидовских заводах было изготовлено 114 артиллерийских орудий, с 1702 по 1718 — свыше 908 тысяч штук артиллерийских снарядов. При этом Демидов выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики. С 1718 года он стал единственным поставщиком железа, якорей и пушек для русского флота, в результате чего обрёл в лице главы Адмиралтейства Фёдора Апраксина влиятельного покровителя. Производительность уральских заводов оказалась очень высокой, а их продукция вскоре существенно превзошла общий объём производства всех заводов Европейской России. Уже в 1720 году Урал (преимущественно «демидовский») давал, по меньшей мере, две трети металла России.

К концу царствования Петра I внутренний рынок получил достаточно металла, и страна стала экспортировать железо, год от года все больше. С 1716 года была начата отправка железа на экспорт. Между заводами были проложены дороги для транспортировки заводской продукции, расчищен судоходный путь по р. Чусовой, построены сплавные суда, пристани, склады. Управляющий уральскими казёнными заводами инженер Вильгельм де Геннин, посетивший демидовские заводы в 1722 году, нашёл их «весьма в добром состоянии» и отметил, что заводов «таковых великих и прибыточных во всей России и в Швеции едва найдутся ли». В 1709 году по указу Петра I Никита основал в городе Невьянск цифирную школу, на преемственность с которой претендует Нижнетагильский горно-металлургический колледж имени Е.А. и М.Е. Черепановых. В настоящее время памятник Никите Демидову и Петру Первому расположен возле наклонной башни Демидовых в Невьянске Свердловской области.

Никита Демидов обладал феноменальной памятью, лично вникал во все детали заводского хозяйства. Он проявлял ревность к отечеству, поставляя продукцию в казну по более низкой цене, оказывал помощь деньгами и железом в строительстве Петербурга. В 1720 году был возведён в личное дворянство. Никита Демидов обладал огромным авторитетом, пользовался благосклонностью царя и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию. Используя своё влияние, Демидов отстаивал свои интересы перед губернаторами и коллегиями. Когда в 1722 году новый руководитель уральской промышленности В.Н. Татищев начал проводить политику развития казенных предприятий на Урале для дальнейшей передачи их в частные руки. Демидов, увидев в этом угрозу своей монополии, оклеветал его перед царем, и над Татищевым назначили следствие. Но в ходе следствия выявилась истинная подоплёка действий Демидова. «Ему не очень мило, что вашего величества заводы станут здесь цвесть, для того, что он мог больше своего железа продавать и цену положить, как хотел, и работники б вольные все к нему на заводы шли, а не на ваши», — писал царю де Геннин, ведший следствие. В результате вмешательства царя суд наложил на Никиту Демидова огромный штраф, и на Урале начала развиваться казённая промышленность. Демидовская монополия оказалась нарушенной, на Урале впервые появились другие промышленники, сначала в медеплавильной промышленности. Никита Демидов умер 17 ноября (28 ноября) 1725 года в Туле. Погребен под папертью Демидовской церкви вместе с женой.

Каждый день посетителей сайта «Наследие Демидовых» могут совершить увлекательное погружение в прошлое и настоящее города Нижний Тагил и Свердловской области и обогащают свои знания в области краеведения и истории родного края.

Никита Демидов

Образ Никита Демидова в кино

Образ Никиты Демидова в кино.

В 1983 году режиссер Ярополк Лапшин снял фильм «Демидовы», посвященный Демидовым и первым шагам на пути промышленной реорганизации России при Петре Великом. В роли Никиты Демидова снялся актер Евгений Евстигнеев.

Трилогия Е. А. Федорова «Каменный пояс»

Демидовым посвящена трилогия советского писателя Евгения Александровича Фёдорова «Каменный пояс» — эпическое полотно, охватывающее период русской действительности от конца XVII века до 70-х годов XIX века. Это летопись освоения Урала. Книга написана живым, понятным языком. Здесь нет сухих фактов, автор рассказывает о мытарствах, бедах и судьбах простого народа настолько искренне, что невольно проникаешься к ним сочувствием. Демидовы немало сделали для государства Российского. Благодаря ним освоили Урал, они были важнейшими поставщиками оружия и строили заводы. Скольких людей они обманули, замучили. Обворовывали власть. Буквально кожей ощущаешь побои, жар плавилен, страшная обида берет за людей, которые положили свои жизни за демидовские богатства. О жестокости и жадности Демидовых слагали легенды. Могло ли быть по-другому? Если читатель задаст себе этот вопрос, задумается и станет искать ответ, то одну из задач этой грандиозной трилогии можно считать выполненной.

© «Наследие Демидовых» 2019